Get_Nasty
Everything happens for a reason Good doesn't come without pain
Пассивная форма симбиотического единства - это подчинение, или, если воспользоваться клиническим термином, - мазохизм. Мазохист избегает невыносимого чувства изоляции и одиночества, делая себя неотъемлемой частью другого человека, который направляет его, руководит им, защищает его,
является как бы его жизнью и кислородом. Мазохист преувеличивает силу того,
кому отдает себя в подчинение: будь то человек или бог. Он - все, я - ничто,
я всего лишь часть его. Как часть, я часть величия, силы, уверенности.
Мазохист не должен принимать решений, не должен идти ни на какой риск; он
никогда не бывает одинок, но не бывает и независим. Он не имеет целостности,
он еще даже не родился по-настоящему. В религиозном контексте объект
поклонения - идол, в светском контексте в мазохистской любви действует тот
же существенный механизм, что и в идолопоклонстве. Мазохистские отношения
могут быть связаны с физическим, сексуальным желанием; в этом случае имеет
место подчинение, в котором участвует не только ум человека, но и его тело.
Может существовать мазохистское подчинение судьбе, болезни, ритмической
музыке, оргиастическому состоянию, производимому наркотиком, гипнотическим
трансом - во всех этих случаях человек отказывается от своей целостности,
делает себя ору-дием кого-то или чего-то вне себя; он не в состоянии
разрешить проблему жизни посредством созидательной деятельности.
Активная форма симбиотического единства это господство, или, используя
психологический термин, соотносимый с мазохизмом, - садизм. Садист хочет
избежать одиночества и чувства замкнутости в себе, делая другого человека
неотъемлемой частью самого себя. Он как бы набирается силы, вбирая в себя
другого человека, который ему поклоняется.
Садист зависит от подчиненного человека так же, как и тот зависит от
него; ни тот ни другой не могут жить друг без друга. Разница только в том,
что садист отдает приказания, эксплуатирует, причиняет боль, унижает, а
мазохист подчиняется приказу, эксплуатации, боли, унижению. В реальности эта
разница существенна, но в более глубинном эмоциональном смысле не так велика
разница, как то общее, что объединяет обе стороны - слияние без целостности.
Если это понять, то не удивительно обнаружить, что обычно человек реагирует
то по-садистски, то по-мазохистски по отношению к различным объектам. Гитлер
поступал прежде всего как садист по отношению к народу, но как мазохист - по
отношению к судьбе, истории, "высшей силе" природы. Его конец - самоубийство
на фоне полного разрушения - так же характерно, как и его мечта об успехе -
полном господстве2.
В противоположность симбиотическому единению зрелая любовь это единение
при условии сохранения собственной целостности, собственной
индивидуальности. Любовь - это активная сила в человеке, сила, которая рушит
стены, отделяющие человека от его ближних; которая объединяет его с другими;
любовь помогает ему преодолеть чувство изоляции и одиночества; при этом
позволяет ему оставаться самим собой, сохранять свою целостность. В любви
имеет место парадокс: два существа становятся одним и остаются при этом
двумя.